Наш дом

История улицы Блохина начинается с петровских времен. Первоначально она называлась Малой Татарской улицей – по Татарской слободе, находившейся в этом районе. На плане Петербурга 1725 года она под названием Большой Никольской шла от Большой гарнизонной улицы (Большой проспект) до Успенского переулка (пер. Талалихина). В 1750-х годах ее продлили, причем один отрезок, ближайший к Малой Неве, стал называться Никольской набережной, а другой - Малой Никольской улицей. 6 октября 1923 года в память о славном большевике-трамвайщике Церковную улицу переименовали в улицу Блохина. 

Доходный дом Николая Полешко

1899, 1904 - 1907 годы. Участок на противоположной стороне Любанского переулка в 1900 г. принадлежал греческому консулу, а затем посланнику Д.В. Спиридонову. В 1900-е гг. он перешел к военному инженеру, члену Городской уполномоченной комиссии по водоснабжению, гласному Городской думы Николаю Ивановичу Полешко, который в 1907 г. возвел большой доходный дом № 17/1а. 

С 1908 г. здесь работали частная учительская школа И.П. и Е.А. Полубинских, реальное училище В.П. Кузьминой, учебная мастерская Н.А. Куренкова. 

Реальное училище Варвары Кузьминой

Училище Варвары Павловны Кузьминой (1874 - 1976) было основано в 1906 г. и обучало совместно мальчиков и девочек. Просуществовало до Октябрьской революции. Позже в Софии (Болгария) был открыт лицей В.П. Кузьминой, в войну его разбомбили. Варвара Павловна со своими сподвижницами переехала в Париж и там продолжала учить русских детей, ее "русский очаг" был под покровительством Иоанна Шанхайского (в 2008 году его причислили к лику святых; одно из чудес было связано с заведением Варвары Павловны, куда пришла мать мальчика за помощью, мальчика спасли, и с 1998 года он был генеральным консулом Франции в Петербурге, правда зовут его Александр Кельчевский, а не Михаил, как в описании чуда).

В реальном училище училась Анна Алексеевна (1903 - 1996) - дочь крупнейшего математика и корабела Алексея Николаевича Крылова и жена выдающегося физика Петра Леонидовича Капицы. Из ее воспоминаний и ее подруги:

«Образование и мои братья, и я получили в очень интересной частной школе, она называлась “Реальное училище для совместного обучения В.П.Кузьминой, основанное группой педагогов” – и в скобках: “нормальная общеобразовательная школа”. Дело в том, что еще со времени ученья на Бестужевских курсах моя мама подружилась с целым кланом учителей-единомышленников, сторонников свободного обучения. Они решили создать свою собственную школу, где могли бы проводить свои идеи. Было в нашей школе очень много нового. Как можно понять уже из названия, обучение было совместное (и мальчики, и девочки), классы маленькие (человек 8-10). Не существовало еврейской квоты, и у нас было очень много еврейских детишек, с которыми мы дружили с самого начала нашей жизни и не было никогда никакого антисемитизма, даже признака, нам это просто и в голову не приходило. Нас учили прекрасные педагоги, особенно сильно давали математику и языки. Был танцевальный класс, где преподавал совсем юный танцор Романов, который потом стал одним из самых знаменитых хореографов в Мариинском театре. Мама принимала в нашей школе большое участие, заведовала там библиотекой и преподавала иногда историю. Мы очень любили школу, очень, и были необыкновенно дружны».

Школьная подруга Наташа Бурцева (спустя много лет Наталья Николаевна стала женой нашего выдающегося химика Н.Н. Семенова, а их дружба с Анной Алексеевной продолжалась почти 85 лет, до самой их кончины): «Когда мне было 10 лет, родители записали меня в частную школу В.П. Кузьминой. И почти сразу я обратила внимание на симпатичную девочку с толстой черной косой. Очень скоро мы с ней подружились. Девочку звали Аня Крылова. Мы были очень разные по характеру. Я - скорее чуть робкая, недаром у меня потом образовалось прозвище “Бэби”, немножко наивная, немножко застенчивая, в то время как Анечка отличалась довольно решительным характером. Несмотря на то, что она была на год меня моложе, наши отношения, которые очень быстро перешли в настоящую крепкую дружбу, всегда основывались на том, что Анечка меня опекала, мне диктовала, могла критиковать меня за какой-то поступок или ориентировать на какое-то действие. И я ей подчинялась. Но надо сказать, что это меня совсем не тяготило. Школу мы так и прошли вместе».

Из воспоминаний еще одного ученика Олега Сергеевича Гребенщикова (1905-1980), композитора и геоботаника:

1915 г.
...Осенью же, вероятно, вернулись в Петроград на Дворцовую. Я держал экзамены в 1 класс и поступил в чудесную частную передовую школу Веры Павловны Кузьминой (на Церковной улице).


1916 г.
11 лет. Учусь в 1 классе. Война пока совсем не касается быта, только вечное беспокойство за папу на фронте...
Собственно, основные детские воспоминания о Петрограде относятся именно к этому насыщенному году. Несколько добрых слов о школе - я учился в частном «Реальном училище» Кузьминой Варвары Павловны, на Церковной ул. за Тучковым мостом. Радость была ходить в эту школу! Неужели ничего не осталось в памяти об этом изумительном педагоге?! Маленькая черная, сухонькая старушка в пенсне и с каким-то черным мехом. Как она сумела организовать школу (все классы средней школы на нескольких этажах, в обыкновенных жилых квартирах). Там было так интересно, что жаль было уходить! Коллекции, лаборатории, кабинеты-музеи. А какие преподаватели. И жаль, не помню даже их имен. Но не забуду учительницы древней истории (Н. Давыдовны). Она так преподносила нам Древний Египет, точно мы сами жили там, мы читали иероглифы, знали всех божеств и вытащить нас было невозможно из Эрмитажа - его египетского отделения. Слава, слава, нашей хорошей школе. Сколько интересов дала нам она! Никаких форм, никакой казенщины! Там же начал учиться музыке. Первую преподавательницу фортепиано и теории (не выдающуюся) - не помню.
Тётя Нина (Нина Сергеевна Зволянская) впервые вывезла на концерты и привила любовь к самой серьезной музыке. Садился за фортепиано, клал на пульт раскрытую книгу Жюль Верна или какую-нибудь романтику, и пальцы фантазировали по клавиатуре.
В школе появились первые друзья - Виктор Колпинский, с которым мы с ума сходили по кораблям, фрегатам и морским плаваниям. А остальные - всё девочки: Вера и Лиза Гримм, Милица Лисицына, Люда Нейман (к последней ездил даже на дачу, на Лисий Нос). Но Вика Колпинский основной, настоящий. Каков-то был его путь?! Потерял его.

Выпускник училища Кузьминой - Константин Константинович Марков (1905 - 1980), академик, выдающийся советский географ, и Анна Корженевская, геолог.

Учился Костя Марков в реальном училище для совместно.го обучения В.П.Кузьминой в Санкт.Петербурге. По воспоминаниям его одноклассницы А.С.Корженевской (геолог), это была не. обычная школа, где учились и мальчики, и девочки, и где талантливые педагоги пытались воспитать развитого человека. В школе учебный цикл реального училища сочетался с программой классической гимназии, включая изучение четырех иностранных языков.
...
В школе и институте Маркову учение давалось легко, без слишком большего напряжения, и поэтому он успевал много читать, обладал колос.сальной работоспособностью, просиживал в библиотеках, поглощая десятки книг и статей. К.К. принадлежит шуточный афоризм: «За ночь можно прочитать столько книг, сколько можно их поднять».

После окончания школы в 1921 г. шестнадцатилетний Константин поступил в Географический институт в Петрограде, где преподавали А.Е.Ферсман, В.Н.Сукачев, Я.С.Эдельш.тейн, Л.С.Берг и М.М.Тетяев, оказавшие на него большое влияние. По воспоминаниям самого К.К., поводом для выбора профессии географа было «единственное чувство, руководившее мной, — любовь к природе, возникшее благодаря длительному пребыванию на ее лоне, — в детстве — в Финляндии, в отрочестве — в Анапе, <…> где семья переживала голод и военное лихолетье того времени». (В 1917—1918 гг. туда выехала школа Кузьминой вместе с учениками и их родителями, там же К.К. ее окончил.)

Советский живописец Любовь Рабинович занималась у Якова Андреевича Чахрова (1875 - 1942), художника и педагога, ученика Ильи Репина, представителя русской живописной традиции, умершего от голода в блокаду) в Реальном училище совместного обучения В. П. Кузьминой в Петрограде и Анапе.


В 1917 г. в доме разместилась «комиссия, заведующая детьми в убежищах при Обществе защиты детей от жестокого обращения в Петрограде и его окрестностях». Председателем ее была жена домовладельца. Эта комиссия имела целью «ограждение детей от жестокого с ними обращения, от эксплуатации их, от развращающего и вообще вредного на них действия», устройство детей в приютах призрения. 

Центральный институт живых восточных языков

С сентября 1920 по 1925 г. размещался Центральный институт живых восточных языков (ЦИЖВЯ), выпускавший специалистов в области востоковедения. Здесь работали почти все востоковеды Петрограда. Институт имел отделы:. арабский,армянский,грузинский,индийский,монгольский,персидский,турецкий, сартарский.

Первым директором института был Владислав Людвигович Котвич, член-корреспондент Академии наук, действительный член Польской Академии знаний, преподававший в университете монгольский, калмыцкий и маньчжурский языки. После отъезда Котвича ректором стал Павел Иванович Воробьев, маньчжуровед, китаист, монголовед (в 1923–1930 гг., одновременно директор Русского музея). Среди преподавателей – академики В.В. Бартольд, И.Ю. Крачковский, арабист Н.Я. Марр, специалист по армяно-грузинской филологии С.Ф. Ольденбург, индолог Ф.И. Щербатской, профессора китаист В.М. Алексеев, индолог А.П. Баранников, монголовед Б.Я. Владимирцов, японовед Н.И. Конрад, тюркологи С.Е. Малов и А.Н. Самойлович, монголовед С.А. Козин, впоследствии также ставшие членами-корреспондентами и академиками. Востоковед Е.Э. Бертельс стал членом Иранской и Арабской академий. Г.Е. Грумм-Гржимайло читал курс страноведения Азии. 

Многие из ученых жили в этом же доме. В квартире 5 проживал Н.А. Невский, старший ученый специалист Института востоковедения. По ложному обвинению арестован 4 октября 1937 г. Его жена Исоко Мантани-Невская, японка, преподаватель японского разговорного языка в Институте востоковедения и в Институте философии, литературы и истории. Арестована 7 октября и приговорена к высшей мере наказания. Расстреляна вместе с мужем 24 ноября 1937 г. 

В общежитии института жили преподаватель Чень-Боо-Гуан – лектор японской каллиграфии, индолог Дауд-Али-Датт и другие. С 1923 года в квартире № 2 жил С.А. Козин (специалист в области монголоведения). В квартире № 3 с 1926 по 1939 год – В.М. Алексеев, в квартире № 4 - П.И. Воробьев, в квартире № 6 с 1927 по 1952 – А.П. Баранников, в квартире № 7 с 1924 по 1935 год – Н.И.Конрад, одну из квартир занимал в 1928-1931 годах Б.Я. Владимирцев. В 1928-1956 годах одну из квартир занимал профессор  Б.А. Ларин, специалист в области славянской диалектологии. Под его руководством составлена картотека древнерусского языка. В 1938-1961 годы здесь жил востоковед и переводчик М.А. Салье, автор перевода сказок “1001 ночи” полный перевод в восьми томах.  Сказок В. Гауфа “Алладин и волшебная лампа” и “Маленький Мук”.Он перевел “Бабур-Наме” – записок Бабура, основателя династии Великих Моголов, Ибн-Сины – автора Канона врачебной науки.

Среди окончивших Институт были будущие известные отечественные востоковеды-историки. 

В 1924 г. окончил институт Н.Н. Федоров, иранист-филолог, историк персидской литературы. Работал в Персии по линии народного комиссариата просвещения. Студентом монгольско-тюркского семинария института был сын монгольского князя Мерген Гюна Мерген Гомбоджаб, приехавший в наш город в 1924 г. В 1927–1929 гг. он учился в Сорбонне. Затем работал в Улан-Удэ. С ноября 1934 г. – аспирант Института востоковедения АН СССР, занимался историей Центральной Азии. В 1937 г. он, как и многие другие выпускники этого института, был арестован и осужден на 8 лет лагерей. Умер в одном из колымских лагерей 17 августа 1940 г. Будущий тюрколог-языковед Х.К. Жубанов, окончивший институт в 1928 г., стал первым профессором в области казахской филологии, автором первых учебников по казахскому языку для школ и вузов. Был репрессирован и расстрелян в 1938 г. Рукописи подготовленных им работ пропали. Японовед-историк Ю.П. Жуков, выпускник института 1927 г., работал в полпредстве Японии, секретаремреферентом отдела печати. Был аспирантом Института востоковедения АН СССР, где его руководителем был Н.И. Бухарин. С 1935 г. – заведующий сектором истории культур и искусств Востока Эрмитажа. Среди окончивших институт живых восточных языков в 1923 г., (одновременно учась в университете) был Вениамин Зильбер – будущий писатель В.А. Каверин. К этому времени он уже стал известен своим рассказом «Хроника города Лейпцига за 18… год», напечатанном в альманахе «Серапионовы братья» (1922 г.). При институте выходил журнал «Искра Востока». В 1938–1961 гг. в квартире 19 проживал М.А. Салье, востоковед и переводчик, первым осуществивший в советское время полный перевод с арабского языка сказок «Тысяча и одна ночь» в восьми томах. Дети читают в переводе М.А. Салье «Аладдина и волшебную лампу», и «Маленького Мука» Гауфа. Он – переводчик «Бабур-наме» – записок Бабура, основателя династии Великих Моголов в Индии, Ибн-Сины – автора «Канона врачебной науки». Им же переведено «Ожерелье голубки» Ибн-Хазма. Его жена – детская писательница Н.В. Гернет, – автор стихов, рассказов и пьес для театра кукол, среди которых – «Волшебная лампа Аладдина», поставленная в кукольном театре под руководством С. Образцова, «Маугли», «Катя и крокодил» и другие. По ее сценариям поставлены фильмы «Девочка и крокодил» (в соавторстве с Г. Ягдфельдом), «Хочу быть отважным», «Веселое волшебство» (в соавторстве с Г. Ягдфельдом). В разное время проживали поэтесса Э.М. Дубровина, художник-прикладник О.Х. Торосян, писательница Н.И. Фельдман


В мае 1922 года институт был переименован в Ленинградский институт живых восточных языков

Когда институт переехал, в доме остались жить ученые-востоковеды. В 1937 году многие из них были репрессированы или расстреляны. В их лице была уничтожена целая научная отрасль.
  • Касаткин Василий Яковлевич (в соловецком этапном списке Косаткин), 1904 г. р., уроженец и житель г. Ленинград, русский, из рабочих, член ВКП(б) в 1919-1936 гг., окончил Институт красной профессуры, председатель Леноблкомитета Союза работников высшей школы и научно-исследовательских учреждений, сотрудник редакции "Истории Ленсовета", проживал: ул. Блохина, д. 17/1, кв. 19. Арестован 5 июля 1936 г. Выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР в г. Ленинград 25 декабря 1936 г. осужден по ст. ст. 17-58-8, 58-11 УК РСФСР на 10 лет тюрьмы. Отбывал наказание в Соловках, содержался в Савватьевском специзоляторе. Особой тройкой УНКВД ЛО 10 октября 1937 г. приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян в Карельской АССР (Сандармох) 4 ноября 1937 г.
  • Мантани-Невская Исоко, 1901 г. р., уроженка д. Ирика (о. Хоккайдо, Япония), японка, беспартийная, японовед, преподаватель японского разговорного языка в Лен. Восточном институте и ЛИФЛИ, перед арестом домохозяйка, проживала: г. Ленинград, ул. Блохина, д. 17/1, кв. 5. Арестована 7 октября 1937 г. Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 19 ноября 1937 г. приговорена по ст. 58-1а УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстреляна в г. Ленинград 24 ноября 1937 г.
  • Невский Николай Александрович, 1892 г. р., уроженец г. Ярославль, русский, беспартийный, старший ученый специалист Института востоковедения АН СССР, проживал: г. Ленинград, ул. Блохина, д. 17/1, кв. 5. Арестован 4 октября 1937 г. Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 19 ноября 1937 г. приговорен по ст. 58-1а УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Ленинград 24 ноября 1937 г.
  • Несаул Петр Брянцевич (Бренцевич), 1885 г. р., уроженец усадьбы Клауцены Венденского у. Лифляндской губ., латыш, беспартийный, мл. инженер Лен. картографической части 7-го отдела Генштаба РККА, интендант 2-го ранга, проживал: г. Ленинград, ул. Блохина, д. 3, корп. 1, кв. 42. Арестован 14 декабря 1937 г. Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 17 января 1938 г. приговорен по ст. ст. 58-6-8-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Ленинград 22 января 1938 г.
  • Прутковский Витольд Адольфович, 1889 г. р., уроженец д. Минойты Лидского у. Виленской губ., поляк, беспартийный, юрисконсульт треста очистки города Приморского хозяйства, проживал: г. Ленинград, П. С., ул. Блохина, д. 17/1, кв. 22. Арестован 26 августа 1937 г. Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 12 октября 1937 г. приговорен по ст. ст. 58-1а-8 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Ленинград 17 октября 1937 г.
Гликман Е. Растрелянная наука. Как в СССР было уничтожено востоковедение // Новая газета. 2008


Великая Отечественная война

О судьбе дома в тяжелый военный период информации не нашли. 
Но 27 января 2014 года, в день 70-летия освобождения от блокады, получили одно замечательное письмо от Аллы Владимировны Новокрещеновой:

"Позволю себе так обратиться к Вам, т.к. живу в доме напротив – Блохина, 20/7.
Прочитала историю Вашего дома – очень интересно и информативно, но… очень мало информации о военном периоде.
Обратиться к военной истории Вашего дома меня подтолкнула находка – рядом с могилой моих родных на Серафимовском кладбище находится небольшая братская могила. 8 имен – все молодые девушки.

Родители рассказывали (а они жили в блокаду на Блохина 20/7 и тоже здесь уже похоронены), что это девушки-зенитчицы, которые погибли при обстреле. Никакой другой информации у нас не было. Как могли мы за этой могилкой всегда ухаживали. Конечно, теперь к этой могилке никто, кроме нас, не приходит – близкие родственники девушек, скорее всего уже умерли или в том возрасте, что не в состоянии прийти на могилку, а детей родить они, видимо, не успели…

Решила попытать счастья и поискать в Блокадной Книге Памяти хоть какую-то информацию и …. оказалось, что все они жили в блокаду в вашем доме. У всех адрес проживания Блохина, 17! И дата смерти у всех одна – август 42г. И похоронены все на Серафимовском кладбище… Смею предположить, что погибли они при защите дома, но это только мои предположения, к сожалению… Может быть у вас есть какая-нибудь информация, может живы еще кто-то из блокадников, кто жил в Вашем доме в блокаду, кто-то что-то слышал, знает?...

Вот данные:
Акимова Фаня Алексеевна 1922г.р. (на памятнике 1923), проживала Блохина 17, дата смерти авг.42 (на памятнике 21.08.1942), похоронена на Серафимовском кл.
Быстрова Татьяна Константиновна 1919г.р. (на памятнике 1921) проживала Блохина 17, д.с. авг.42 (на памятнике 21.08.1942) похоронена на Серафимовском кл.
Карасева Лидия Тимофеевна 1916, проживала Блохина 17, д.с. авг.42 (на памятнике 21.08.1942) похоронена на Серафимовском кл.
Кокина Евгения А. 1921г.р. (на памятнике 1923), проживала Блохина 17, д.с. авг.42 (на памятнике 21.08.1942) похоронена на Серафимовском кл.
Лопатина Евгения Леонидовна 1921 г.р. (на памятнике 1922), проживала Блохина 17, д.с. авг.42 (на памятнике 21.08.1942), похоронена на Серафимовском кл.
Лукашук Нина Т. даты рождения нет (на памятнике 1912), проживала Блохина 17, д.с. авг.42 (на памятнике 21.08.1942), похоронена на Серафимовском кл.

Еще по двум фамилиям пока информации нет.
На памятнике: Афонина А.С. 1921- 21.08.1942
Виноградова Н.И. 1922-21.08.1942

Надпись на памятнике:
Вы сражались доблестно, память о вас будет вечной".


Из проекта "Возвращенные имена":

Афонина. Место проживания: ул. Блохина, д. 17, общежитие. Дата смерти: август 1942. Место захоронения: Серафимовское кладб. (Блокада, т. 2)


Будем рады, если кто-то откликнется и продолжит эту историю.


В 2016 году в доме 17 по улице Блохина располагается жилой дом с 5 парадными и внутренним двориком. 

ул. Блохина, 17, Санкт-Петербург, Россия, 197198


Ċ
Юлия Канунникова,
14 нояб. 2013 г., 04:10
Comments